Охранные собаки Кавказская овчарка  Среднеазиатская овчарка

Охранные собаки
Кавказская овчарка и Среднеазиатская овчарка

 

ПЕС БОЕВЫХ КРОВЕЙ
В.А. Айзенберг

стр 1, стр 2, стр 3

Поголовье настоящих чистопородных волкодавов азиатского происхождения более однотипно, чем можно себе представить, рассуждая о не заводской породе, к тому же, имеющей столь обширный ареал исконного распространения. Мне не удалось обнаружить никаких сколько-нибудь существенных различий между чистопородными особями волкодавов, которых мне приходилось наблюдать на протяжении довольно длительного периода в Туркмении, окрестностях Нураты Узбекистане, в Осетии, Дагестане, Карачаево-Черкесии и на Северном Кавказе. Правда, должен отметить, что таких чистопородных собак осталось очень мало, и число их продолжает неуклонно уменьшаться. Но, зато даже далекий от кинологии человек мог бы заметить, что все они, без сомнения, принадлежат к одной и той же породе, несмотря на некоторые незначительные различия в форме черепа, окрасе и длине шерсти. И вряд ли, кому бы то ни было, может придти в голову при виде этих собак, сравнивать их с "дворнягами", как это зачастую случается во время прохождения экстерьерных рингов среднеазиатских овчарок на выставках различных уровней.

В чем же кроется причина катастрофического уменьшения поголовья этой столь древней и уже только поэтому бесценной породы? После прихода в двадцатых годах нашего века к власти в России большевиков, советская власть пришла и на территорию Центральной Азии, входящую прежде в состав Российской Империи. Впоследствии этот район стал именоваться Средней Азией. Эти события сопровождались массовым бегством большой части коренного населения в сопредельные государства, Китай, северо-западную Индию - ныне Пакистан, Афганистан и Иран. Представители многих народов Кавказа бежали в Турцию. Так, например, на территорию Афганистана ушло более половины таджикского населения, жившего до этого на землях, оставшихся в руках Советской России. Разумеется, будучи преимущественно скотоводческими народами, беженцы стремились любой ценой увести с собой свое основное богатство - домашний скот, с которым вместе уходили, охраняющие стада и табуны, собаки. До нашего времени среди чабанов Южного Казахстана и Туркмении ходят рассказы о том, что за кордон тогда было уведено лучшее поголовье байского скота, с которым ушли лучшие байские волкодавы. С тех пор, если у кого-либо из чабанов Туркмении к отаре прибивалась хорошая собака, которую в округе не знали, то чаще всего говорили, что ее принесло ветром из Афганистана. Правда, по довольно редким имеющимся сведениям, поголовье чистопородных волкодавов в Афганистане и Иране в наше время приблизительно столь же немногочисленное, как и на сопредельных территориях бывшего СССР. Этому может быть много причин, одной из которых, бесспорно, является непрекращающаяся уже много лет война в Афганистане и соседних с ним землях других государств. Кроме того, на Кавказе и в среднеазиатских республиках бывшего СССР на протяжении многих десятилетий советской власти, под предлогом борьбы с бешенством, регулярно отстреливались все самые крупные и сильные собаки, как представляющие, по мнению организаторов отстрелов - местных Советов и санитарно-эпидемиологических станций, наибольшую опасность для людей и домашних животных. Особенно широкий размах и частоту отстрелы животных приобрели с тех пор, как в эти места была завезена чума плотоядных, внешними признаками протекания которой являются слюнотечение и тому подобные симптомы, зачастую напоминающие клинику бешенства. По мере хищнического истребления диких животных в 70-80 годы нашего столетия, в областях исконного распространения волкодавов соответственно снижалась заинтересованность коренного населения в их разведении и содержании, что так же не замедлило сказаться на количественном качестве поголовья. Если во время экспедиции в Среднюю Азию в середине 80-х годов, приложив определенное количество усилий, проехав по горам или пустыням несколько сот километров, разумеется, при определенной доле настойчивости и везения, а, также обладая кое-каким багажом информации, можно было встретить одного, а то и несколько хороших породных волкодавов, то в настоящее время для достижения подобного результата придется потратить значительно больше сил и времени и это, несмотря на то, что количество волков и хищников в этих местах в последнее время значительно увеличилось. В большинстве отар можно увидеть беспородных помесных собак или, в лучшем случае, выродившихся волкодавов. При этом очень многие чабаны, а тем более прочие местные жители знают или представляют очень смутно, как должен выглядеть настоящий чабанский волкодав. Правда, все четко знают, что уши и хвост приотарной собаки вскоре после рождения следует обрезать. Вот поэтому даже в настоящее время у большинства приотарных, а часто и дворовых собак в этих краях уши и хвост купированы, что, все равно, не делает из них чистокровных волкодавов. Практически во всех известных мне местностях, где в прежние времена было довольно многочисленное и качественное поголовье азиатских волкодавов, не только высокопородные, но и чистокровные особи почти полностью исчезли. Так, в районе Нураты, самаркандской области Узбекистана, во время экспедиции осенью 1992 года, несмотря на все предпринятые усилия, а в моем распоряжении там имелась и автомобильная техника повышенной проходимости, и достаточно хорошие, заинтересованные проводники, мне удалось увидеть в разных местах лишь трех, без сомнения чистокровных, собак, но все они были довольно низкого уровня породности и не представляли для меня особого интереса. После практически бесплодных поисков в горах мной были за несколько дней осмотрены очень многие отары в песках южнее озера Айдар-куль, где среди многих десятков увиденных собак я не нашел ни одной особи, на которой хотя бы можно было остановить взгляд. Тот же результат ожидал меня и севернее озера Айдар-куль, в Кызылкумах - где буквально за два года до этого в этих местах можно было увидеть породных собак. Моим близким друзьям довелось побывать в районе Нураты в конце 70-х - начале 80-х годов, тогда им повезло увидеть за несколько поездок туда достаточно много высокопородных старотипных азиатов. Одну прекрасную, хотя и молодую суку, удалось привезти в 1983 г. домой. Ее потомство есть у нас и сейчас.

С осени 1991 г. до осени 1992 г. мной были предприняты несколько поездок в Таджикистан с целью осмотра и поиска подходящего для моего питомника инокровного производителя. За время этих поездок были увидены четыре, по-настоящему хорошие, собаки. Первая из них - тяжелобольная сука, другой - старый, около 8-9 лет кобель, которого я привез в Ростов. К сожалению, получить от него потомство не удалось. В эти годы мной были предприняты несколько экспедиций в Туркменистан, Узбекистан и южную Киргизию, результаты этих путешествий были просто удручающими. В общей сложности большую часть высокопородных животных из тех, что мне удалось наблюдать в местах традиционного распространения, то есть на пастбищах, в отдаленных аулах и кишлаках, я видел во время поездок в Среднюю Азию с 1987 по 1990 г.г. С начала 90-х годов количество и качество поголовья, на мой взгляд, пришло в упадок. В связи с этим, у меня постоянно возникает вопрос, в каких отдаленных уголках авторами современных опусов об этой породе удалось раздобыть те цифры и промеры, которые публикуются в их работах, где они используют данные, якобы собранные с многих десятков осмотренных и обмеренных ими собак, вроде бы, принадлежащих к этой породе.

В Туркменистане, Узбекистане и на Кавказе собачьи единоборства являются чем-то вроде национального спорта, истоки которого заложены с незапамятных времен, по типу корриды в Испании. Эти состязания проходят там и ныне, часто во время народных праздников и свадеб, привлекая множество зрителей и участников. Правила этих боев тоже придуманы в глубокой древности, в их основе заложены особенности психологии вообще и в большей мере особенности поведенческой реакции, присущие именно волкодавам. Традиционно, для участия в собачьих единоборствах отбирали лучших из лучших кобелей, так называемых боевых кровей, у которых отцы, деды и более отдаленные предки отличались в подобных состязаниях и схватках с хищниками. При отборе бойцовых собак в разведение предпочтение отдавалось не просто крупным и физически сильным особям, а только тем их них, которые отличались смелостью, решительностью в схватке и крепкой нервной системой, способностью легко переносить боль. Десятилетиями в Туркменистане, а в последние годы и на Кавказе, ведутся кровные линии боевых собак, каждая из таких линий начиналась с какого-либо выдающегося кобеля, отличившегося в единоборствах с другими бойцовыми собаками. Как правило, принадлежность собаки к той или иной кровной линии учитывается, если отец этой собаки является представителем этой линии, то есть кровные лини боевых волкодавов в Туркмении и на Кавказе всегда велись по верху. Как правило, кровные бойцовые собаки породней, мощней и физически сильней обычных современных пастушьих собак, полученных часто путем смешения с другими породами или вырожденными в результате скудного кормления, плохого содержания и бесхозного разведения. В Центральной Азии и на Кавказе престижно иметь сильную бойцовую собаку, ведущую свою родословную от какого-нибудь знаменитого предка. Таких собак содержат в лучших условиях, обычно хорошо кормят, тренируют различными способами, подвергая физическим нагрузкам и, наконец, при разведении стараются спаривать с суками подобного происхождения. Во многом благодаря этим кровным линиям, которые, конечно не подвергались прореживаниям путем время от времени проводящихся беспощадных отстрелов, а только пополнялись лучшими представителями отарных волкодавов, и сохранился золотой генофонд этой породы. Несколько лет назад в Ашхабаде, благодаря усилиям энтузиастов этой породы, создан национальный специализированный клуб любителей туркменского среднеазиатского волкодава - "ТУРКМЕН ИТИ".

стр 1, стр 2, стр 3

 
купить щенка померанского шпица в питомнике в Киеве
 
Яндекс.Метрика